пятница, 24 июня 2016 г.

Лёня

В сложные рабочие дни я думаю о Лёне.
Лёня был удивительный человек.
Он никогда не унывал.

Лёня не делал никакой разумной работы, - не был способен или не хотел, - однако, учитывая, что начальник его был самодур и истерик, Лёня часто не совершал ошибки, не выходя из комнаты.
На все письма он всегда отвечал "Хорошо!", "Сделаем!", "Спасибо!", "Принято!" - моментально и аккуратно.
Не делал ничего.

По телефону он моментом снимал трубку, голос его был приятным и радостным, он говорил "Конечно!", "Да!", "Я разберусь!"
Не делал ничего.

При личной встрече он улыбался, трепал по плечу, понимающе морщил бровями, - да-да-да?! - успокаивающе улыбался губами, - ну-ну-ну!
Не делал ничего.

Лёня много раз бывал бит бумагами в прямом и переносном смысле,
вызван на ковёр,
на карниз,
на пеленальный столик,
обкрикан своим начальником "ЛеонидВасиличсколькоможновамповторятьдачтожеэтотакоедавыиздеватесьчтолипеределатьнемедленноянепримуувасвтакомвидеяещёнесошласумаподитевон!!"

Сказать, что я восхищалась этим человеком - это ничего не сказать.
Я его боготворила.
После того как перестала над ним подтрунивать.
А подтрунивать я перестала, когда увидела, что там, где умные и сильные голову сложили в поле, - в бо-ю! - Лёня оставался непобедим.

Ему было как с гуся вода.
Как с кота компот.
Как с вомбата текила.

Он шёл, прекрасный и непобедимый, как советский солдат в последний путь, сбрасывая в кричащую немецкую толпу остатками гранат свои "Сделаем!", "Переделаем!", "Конечно!"

Всех уволили, - поумнее, поглупее, поподлее, понаивнее, - Лёня ушел, когда захотел сам.
Через восемь лет.
Я мысленно сказала ему "Виват, король!" как Гвердцители.

...О чём эта история?
О силе духа, конечно.
Вы скажете "Вэтоммиревсегдапобеждаютленивыеничтожества!", но я точно знаю, - Лёня был исполин.

Комментариев нет:

Отправить комментарий